Олег Ставицкий

Олег Ставицкий родился и вырос на Западе. В бывшей Восточной Пруссии, давно ставшей Калининградом. Его давно интересовала теория игр, вернее, игры в теории. Неслучайно он когда-то был заместителем главного редактора журнала "Игромания" (самое крупное в Европе печатное медиа о компьютерных и видео-играх, на пике тираж насчитывал около 240К). В этом качестве он объездил все игровые студии мира, договаривался об эксклюзивных премьерах на обложке "Игромании" самых важных игр и досконально изучил, как устроена и работает эта индустрия.

Но с появлением современных гаджетов Олег с головой ушел в глубину светящегося экрана и перешел к практике.
Так появилась его студия по разработке мобильных приложений A&P Media, которая создавала приложения "Атлас Большого Города" вместе с Максимом Кашулинским, "Гражданин Поэт" вместе с Юрием Кацманом, приложения для Банка Москвы.
Примерно в это время он вместе с художником Протеем Теменым и Филиппом Петренко придумал бренд BUBL (www.bublbubl.com). Он задумывался как цифровое искусство для детей. Творцы быстро получили признание Apple, проект начал набирать обороты, и спустя год BUBL был приобретен немецкой компанией Fox&Sheep. В результате сделки команда стала акционерами Fox&Sheep. Договор был подписан в августе 2014 года, а уже в декабре 2014-го Fox&Sheep была приобретена немецким "детским" гигантом -концерном Haba.

Олег переехал в Берлин и быстро вошел там в IT/стартап-тусовку. С 2015 год разработчики полностью переориентировалось на немецких клиентов: выпустили приложения для Kitchen Stories, Memorado, запустили несколько классных стартапов в Германии и России. Теперь агентство называется VICE 3 (www.vice3.agency) и оно ориентировано на западный рынок: русских клиентов у около 20%.

Олег не только расскажет о приводных ремнях своего успеха, но и перспективе: "Мы с командой BUBL задумали новый бизнес и собираемся уходить из-под теплого крыла Fox&Sheep/Haba в свободное плавание. Почему? С точки зрения b2b мы взяли максимальную высоту: за 2 года построили компанию и продали ее на Запад, сделали выход. Бренд больше не принадлежит нам, мы хотим строить новый, свой!"