Что нужно понимать для переезда в другую страну и как вести бизнес в Европе. Рассказывают Вадим Адонин и Валентина Удинцева (Double V)

 

 

Вадим Адонин:

«Маркетинг будущего – это правда»

 

 

Что нужно понимать для переезда в другую страну и как вести бизнес в Европе. Рассказывают Вадим Адонин и Валентина Удинцева (Double V)

 

 

Перед берлинским Smart Forum 2015 продолжаем общаться с теми, кто переехал жить и работать в Европу. Сегодня на Zillion – интервью с дизайнерами, предпринимателями и преподавателями Вадимом Адониным и Валентиной Удинцевой, основателями пражской дизайн-студии Double V. Говорим про язык, ассимиляцию, создание бизнеса в другой стране и опасности, о которых нужно знать потенциальным и неопытным эмигрантам.

Интервью: Анастасия Подберезкина 

Вадим Адонин


Предприниматель. Дизайнер. Бизнес-консультант. Член лиги профессиональных управленцев. В 2006 году основал в Праге дизайн-студию Double V (www.doublev.cz), которая создает айдентику для компаний. Основатель цифрового издательского дома Mpublish. Вместе с коллегами разрабатывает стартапы и занимается интернет-маркетингом. Накопленным опытом делится со студентами Пражской школы дизайна.

  

 

 

Вадим, расскажите о себе?

Вадим Адонин: Я родом из Омска. Последние десять лет постоянно живу в Праге. Первое образование получал в Омске, я окончил педагогический университет по специальности «Учитель информатики», а второй специальностью был английский язык. Сразу после университета я начал заниматься дизайном и иногда разрабатывал веб-сайты как программист. В Праге мы вместе со знакомым лет восемь назад организовали дизайн-студию. Работаем в направлении корпоративного дизайна для малого и среднего бизнеса – занимаемся разработкой интерактивных мобильных приложений и визуального образа для компаний.

 

Как вы переехали в Прагу? Чем было мотивировано это решение и как все происходило?

Вадим Адонин: Переезд был довольно плавным. Я преподавал в университете графический дизайн и после того, как я получил визу, еще несколько месяцев доводил студентов до сессии. Дальше мы собрали рюкзаки и поехали в Прагу отдохнуть на неделю-две. Потом мне раз в две недели звонили родители и спрашивали, когда я вернусь, а я говорил, что хочу еще недельку побыть. Через пару лет родители поняли, что я, наверное, останусь.

 

Такого, что чемодан – вокзал – другая страна – тяжелая ассимиляция – языковой барьер, не было?

Вадим Адонин: На самом деле было, потому что было не совсем понятно, чем заниматься, в какой угол бежать и с чего начинать эту ассимиляцию. Мы приехали не по работе и не по учебной программе, поэтому в самом начале были, как потерявшиеся студенты.

 

Вот этого боятся многие, кто хочет пожить в другой стране.

Вадим Адонин: Поначалу мы несколько раз обожглись здесь, причем о соотечественников. Дело в том, что в безвизовое время диаспора представляла собой в основном челночников, а не интеллигенцию. Люди пытались как-то выживать, но поскольку это были челночники, встроиться в европейский рынок они не могли – и они начали выживать за счет соотечественников.

Получалось так, что языка ты не знаешь и поэтому ищешь своих, надеясь, что они тебе помогут. И сначала тебе улыбаются, а потом ты понимаешь, что переплачиваешь в десять раз. Первые пару лет у нас было много таких случаев, но потом мы встретили и много хороших людей, которые помогали в какие-то моменты. Сейчас ситуация уже другая: переезжают по другим причинам – из-за обучения или работы. Большой процент русскоговорящих экспатов в Чехии – интеллигенция.

 

Как найти диаспору и выйти на связь?

Вадим Адонин: Через Интернет. Есть тематические группы и паблики в соцсетях, а также 5–10 русскоязычных информационных порталов, типа The-Village. Они выкладывают информацию о местных событиях. Плохо, когда люди старшего поколения, которых перевозят в другие страны, не умеют пользоваться Интернетом – тогда они просто закрываются в своих квартирках.

 

Вот этот страх «я там буду один» не обоснован – в принципе достаточно легко найти людей, чтобы элементарно пообщаться?

Вадим Адонин: Да, наши знакомые месяц назад задумали поехать в Амстердам. Сначала они решили ехать впятером на машине. Потом поняли, что могут собрать компанию побольше и поехать автобусом. Дали объявление в Интернете. Собралась компания из 200 человек, процентов на 90 это русскоязычные студенты. И вот эта огромная компания на нескольких автобусах выдвинулась в Амстердам. Это очень круто.

 

Можно заметить, что экспаты часто существуют в другой стране закрытым сообществом и мало пересекаются с местными. Как с этим у вас? Насколько принимают люди, мешают ли культурные и языковые барьеры?

Вадим Адонин: Языковой – не очень. Большее значение имеют личностный и культурный факторы. Когда оказываешься не в своей среде, она в любом случае кажется агрессивной и недружелюбной. Мы тоже с этим сталкивались, и до сих пор бывают такие моменты. Чтобы быстрее ассимилироваться в другой стране, нужно больше общаться.

У многих русскоговорящих людей есть комплекс по поводу общения с людьми и языковой комплекс. Очень мешает страх показаться дураком. Все же хотят выглядеть умными, поэтому боятся что-то сказать не так или с ошибками. Эти страхи сильно тормозят общение и ассимиляцию. Все эти комплексы формируются нашей культурой и системой образования. Вбитые в нас ценности мешают нормально воспринимать даже улыбки иностранцев – сразу возникает мысль: «Чего они улыбаются, что они там себе думают?».

Что в Берлине, что в Праге ситуация с ассимиляцией и вливанием в общество двоякая. С одной стороны, на это накладывается история. Все помнят о том, что в Чехословакию в 1968 году вошли советские танки, а если по возрасту не помнят, то узнают от старших. С другой стороны, у нас много знакомых-чехов. Это открытые, понимающие люди, которые осознают, что политика отдельно, а люди отдельно. Пан Кнедлик и Иван Иванов друг к другу никакой личной неприязни не имеют. Интернациональные семьи, как наши знакомые чешка и итальянец, тоже стоят на позиции, что политика не должна сказываться на личных отношениях.

  

Когда и как вы выучили язык? Как быстро начали говорить так, что мозг не устает, а просто идет комфортное общение?

Вадим Адонин: Язык учить я еще толком и не начал. Первый год мне помогали с той или другой ситуацией хорошие люди. А потом у меня возникла проблема с Интернетом, я не мог решить ее в течение полугода. В десятый раз было уже стыдно просить о помощи знакомых. Пришлось позвонить провайдеру самостоятельно и коряво объясниться на чешском. Специального изучения чешского языка у нас как такового не было. Мы просто слушали и потихоньку начали говорить.

Сейчас мы общаемся и ведем рабочую переписку с чешскими клиентами. Мой язык неидеален, конечно, поэтому, если нужно разобраться в деловой документации, я прошу о помощи носителей. Дело в том, что в чешском языке много интересных букв с диакритическими знаками, и зачем они существуют, для меня до сих пор секрет. Но мы живем здесь уже десятый год, и это не мешает нам в общении и работе. Чехи все понимают, смирились и просто используют привычную для всех латиницу без точек, черточек и галочек над буквами.

 

А для обсуждения абстрактных тем хватает знания языка? Для философских бесед, например.

Вадим Адонин: Да, словарного запаса хватает. И в нашу русскую речь уже часто встраиваются чешские слова.

 

Переезд в другую страну – это много организационных и финансовых вопросов. Ты приехал, и теперь надо где-то жить и зарабатывать.

Вадим Адонин: Чтобы были деньги на первое время, мы продали машину. У нас была с собой сковорода, что очень выручало в первое время. Мы наткнулись на квартирную хозяйку, украинку, которая сдала нам комнату в Праге. Мы пожили там пару дней, а потом по газетам нашли небольшую квартиру.

Когда люди приезжают в другую страну и ищут работу по объявлениям, это плохо работает, потому что конкурентоспособность у иммигрантов низкая в самом начале: они только приехали, не знают языка, имеют другое гражданство. Поиск работы через общение и нетворкинг намного эффективнее.

С материальной стороны на первых порах было тяжело, конечно. Но я считаю, что это очень полезно, потому что включаются мозги. Деньги у нас закончились через четыре месяца, не было даже на хлеб. И только с этого момента начала появляться работа. Первые четыре месяца, пока были деньги, она никак не находилась. Наверное, мотивации было недостаточно. Когда ты ищешь работу, и у тебя в кармане есть деньги – это одна история. А когда тебе уже есть нечего, вариантов, кроме как найти работу, нет.

Мы попытались пойти на языковой курс и попали к человеку, который не был преподавателем, просто ему тоже были нужны деньги. Там мы встретили женщину, которая решила открыть журнал на русском, чешском и английском. Мы начали помогать ей с запуском журнала, и так удалось начать в Чехии работу по профессии.

 

Фото: LenDog64, Flickr

 

Это неожиданно и приятно звучит, потому что многие люди с интеллигентными профессиями опасаются, что переедут и будут вынуждены работать уборщиками.


Вадим Адонин: Это да. Мы и сами постоянно были на грани – работать по профессии или нет, потому что в моменты финансового кризиса ты уже думаешь, что надо работать хоть как-то. Случайные знакомства очень помогают с работой. Какое-то время мы разрабатывали сувенирную продукцию, делали веб-сайты на фрилансе – удавалось держаться в своем профессиональном поле.

Я считаю, что тут нужна настойчивость. Человек всегда находится на грани – сдаться или сделать шаг вперед. Иногда для прорыва оказывается достаточно еще полшага. Главное – в каждый конкретный момент не остановиться и не пойти назад, не предать профессию, остаться честным с собой и клиентом.

Когда мы почувствовали, что нам не хватает профессионализма, поехали в Москву повышать квалификацию. Моя жена и партнер по бизнесу Валентина Удинцева училась еще и в Праге. Это престижно, потому что поступить практически нереально – на графический дизайн брали 1–3 человек в год.

 

Законы, налоги, оформление документов, бухгалтерская отчетность – как разобрались со всем этим?

Вадим Адонин: Опять же, через знакомства – сарафанное радио работает. Во многих европейских странах есть русскоязычные бухгалтеры. Найти их помогает цепочка общения – ты начинаешь спрашивать одного, другого, третьего, получаешь отзывы и рекомендации. В Интернете всегда найдутся люди, подкованные в тех вопросах, ответы на которые вас интересуют. Надо расширять круг общения, и информации будет предостаточно.

 

Как вы открыли свой бизнес?

Вадим Адонин: Самое главное для открытия бизнеса в другой стране – недостаток финансов. Голова начинает работать в направлении «Где же взять деньги?». Мы познакомились с программистом клиента, для которого на фрилансе разрабатывали дизайн сайта. Сделали сайт, а потом решили объединиться и работать вместе. Год работали вдвоем, потом – втроем, а сейчас нас уже семеро в студии Double V в самом центре Праги. И есть еще люди, с которыми мы сотрудничаем удаленно.

У нас несколько направлений бизнеса. В частности, Пражская школа дизайна, которой руководит Валентина Удинцева, в июне будет отмечать пятилетие. В отдельное направление мы выделяем разработку мобильных приложений. Например, мы сделали бесплатный русскоязычный мобильный путеводитель по Праге: выделили самое интересное и разбили на категории – лучшие подарки, рестораны, отели и т. д. Приложение поднялось в топ-тройку путеводителей по Праге в Google Play и AppStore, поэтому самое время переводить его на другие языки. А сейчас вот мы приехали в Вену и поняли, что нам не хватает чего-то такого, с описаниями и картой. Идеи находятся постоянно.

Бывают и сложности, но они идут бизнесу на пользу. Кризис в России сказался и на нас. Мы часто работаем со странами СНГ и с русскоязычной аудиторией в Чехии, а она во многом зависит от туризма, организации свадеб, экскурсий и т. п. Туристический рынок, конечно, пострадал: в этом году – 40% от показателей прошлого года. Студия расширилась, а доходы резко сократились из-за кризиса, поэтому снова резко включилась голова и начали появляться новые идеи. Мы параллельно запускаем несколько интересных проектов, в том числе некоммерческих, и пересматриваем стратегию работы с клиентами. Всегда важно понимать проблематику кризиса – нехватка денег, боязнь инвестировать и т. д. Поэтому где-то мы делаем чек ниже, где-то предлагаем удобные схемы оплаты, а где-то долевое участие – это интересно тем, кто начинает стартап и не уверен, что справится самостоятельно.

 

Работая с клиентами из Чехии и других стран, вы замечаете какие-то отличия и особенности, которые нужно иметь в виду тем, кто хочет делать бизнес за рубежом?

Вадим Адонин: Многие годы я думал, что отличия есть и они важны, поэтому с чехами надо работать через чехов, а с американцами – через американцев. А сейчас я думаю, что это просто страхи.

Как-то я провел для себя эксперимент – протестировал, насколько эффективны для студии холодные звонки. Я обзвонил примерно 500 русскоязычных клиентов и предложил наши услуги – просто для того чтобы изучить реакцию. Люди из России обычно говорят, что им это не надо, и кидают трубку. Раз пять я случайно попал на чехов, и только один из них сказал «ничего не надо», а четверо заинтересовались и еще 20–30 минут общались со мной по телефону, кто-то даже встречу предложил. Я понял, что холодные звонки в принципе не работают для дизайн-студии, ориентированной на b2b-сектор, но даже при этом чехи, которым я позвонил случайно, заинтересовались нашими услугами. То есть мои комплексы и стереотипы по поводу того, что с иностранцами у нас не получится работать напрямую, были неоправданными.

На сегодняшний день у нас есть клиенты из Норвегии, Чехии, Голландии и Америки. Могу отметить их широту мышления. Все, кто работает в дизайне, сталкиваются с классической проблемой – недоверием к профессионалам. Либо ты проводишь многочасовые лекции, «воспитываешь» клиента и доводишь его до какого-то уровня понимания. Либо, когда у тебя не хватает сил на объяснения, просто делаешь то, что хочешь клиент, – эти работы обычно не попадают в портфолио. На российском рынке часто встречается такое: «Мы сами дизайнеры и художники, просто рисовать не умеем и не владеем Photoshop». Видимо, внутреннее ощущение нереализованности заставляет людей позиционировать себя так, словно они что-то понимают на чужом профессиональном поле. Так что есть чему поучиться – в работе с европейскими и американскими заказчиками этой проблемы практически не возникает. На вопрос «Как вы видите свой сайт, какого он должен быть цвета?» обычно отвечают: «Мы ничего не видим, видите вы». А на вопрос «Какой логотип вы хотите?» отвечают: «Такой, какой вы считаете подходящим для нас». Они понимают, что обращаются к дизайнеру или разработчику сайта как к профессионалу, и хотят услышать его мнение. Они знают, зачем идут к дизайнерам, и хотят платить кому-то за его профессионализм. В каждой европейской стране менталитет, конечно, свой, но принципы сотрудничества, о которых я сказал, – общие.

 

На Smart Forum 2015 вы будете выступать с темой «Маркетинг будущего. Каким должен быть ваш сайт, чтобы он был инструментом, а не обузой в бизнесе». Дайте полезную идею тем, кто в конце апреля не сможет приехать в Берлин?

Вадим Адонин: Классический маркетинг уже почти не работает. То, как это видели в свое время Огилви и другие зачинатели классического маркетинга и авторы книг, работает все меньше и меньше. Сегодня надо идти в направлении честности, говорить правду. Это залог успеха.

Главное – честно относиться к своей профессии, клиенту, делу и продукту. Честность очень важна, потому что люди уже хорошо видят все маркетинговые инструменты, которыми бизнесы пытаются увлечь их, продавать им, зарабатывать на них деньги. Все интуитивно чувствуют, где правда, и стремятся туда. Придуманное и ненастоящее люди быстро улавливают и бегут от этого. Маркетинг будущего – это правда.

 

 


 

 

Валентина Удинцева:

«Первая генерация иммигрантов остается иностранцами, в этом нет ничего плохого. Тем не менее, переехав в Европу, нужно инсталлироваться в общество»

 

 

Валентина Удинцева

Специалист в области брендинга и визуальных коммуникаций. Соучредитель и креативный директор дизайн-студии Double V. Исполнительный директор Московской международной биеннале графического дизайна «Золотая пчела» (2010–2014) и ответственный секретарь оргкомитета. Директор и преподаватель Пражской школы дизайна. Председатель и куратор «Недели русского дизайна» в Праге. Организатор международного фестиваля «РодченкоФест». Специалист в области дизайн-мышления, дизайн-проектирования, дизайн-образования, дизайн-менеджмента, дизайна среды, графического дизайна, визуальных коммуникаций, корпоративного, территориального и эмоционального брендинга. Участник международных выставок. Автор учебных курсов по дизайн-проектированию и обучающих программ по селф-брендингу и тенденциям в современной визуальной культуре.

По первому образованию дизайнер интерьеров (Омск). Училась в Высшей академической школе графического дизайна, мастерской Бориса Трофимова (Москва), Академии искусств, архитектуры и дизайна и мастерской Ростислава Ванека (Прага).

 

    

Валя, что вы посоветуете тем, кто хочет работать за рубежом, открыть там свой бизнес?

Валентина Удинцева: Прежде всего, снять розовые очки и реально оценивать ситуацию. Со своим уставом в чужой монастырь не лезут. Думать, что откроешь здесь такой же бизнес, какой у тебя был до переезда, и будешь зарабатывать на нем, не стоит.

Европейцы выросли в другой культурной среде, она отличается от нашей, поэтому вкусы тут другие. Люди быстро считывают стиль и вкус. Проблема в том, что сделанное с российским вкусом можно продавать в России. Я говорю о вкусе в широком смысле, не только в дизайне. Кстати, можно заметить, как сильно меняются вкусы и представления людей, которые какое-то время поживут в Европе.

Зачастую люди с деньгами сразу пытаются захватить премиум-класс, не понимая, что чешский или немецкий премиум-класс отличается от российского. Я часто наблюдала, как люди вкладывают большие деньги, открывают люксовые салоны красоты и рестораны в Европе, а потом все это закрывают. Нужно понимать, куда ты переезжаешь и какой потребитель там живет. Естественно, люди потом злы на ситуацию, потому что впустую потратили кучу денег и времени. Кто-то даже возвращается. А все дело в том, что не понимали, куда и зачем едут.

 

Фото: Miguel Virkkunen Carvalho, Flickr 

 


 

Надо остерегаться таких ситуаций, когда новый знакомый обещает вам золотые горы: «Сейчас вложимся, а потом все будет очень круто». До сих пор еще есть те, кто хочет заработать на неопытных иммигрантах, при этом задачи реально помочь не стоит.

 

А это кто, местные?

Валентина Удинцева: Нет, им вообще ничего от иммигрантов не надо. Речь как раз о тех соотечественниках, которые не смогли нормально встроиться в рынок, но пытаются остаться в Европе. Сейчас их значительно меньше, потому что уехать за границу стало сложнее, но они есть. Для местных мы иностранцы, и это нормально. Первая генерация иммигрантов навсегда остается иностранцами, в этом нет ничего плохого. Тем не менее, переехав в Европу, нужно постараться инсталлироваться в общество.


Самостоятельно инсталлироваться в новое общество и рынок сложно, поэтому нужно искать людей с правильными ценностями, давно живущих в Европе. Они открыты к общению и готовы бескорыстно делиться своим опытом. Нам повезло встретить таких людей, и сейчас мы сами стараемся давать советы, в какую сторону посмотреть.

Идею берлинского форума предложили Лина Амлинская и я, потому что и Амлинские, и мы в Европе уже давно. Мы сталкивались с описанными проблемами и наблюдали за чужим опытом. Мы понимаем, что переехавшие люди попадают в вакуум, поэтому и решили организовать нетворкинг высокого уровня, чтобы те, кто собирается переезжать, могли встретиться с теми, кто уже добился успехов за рубежом и способен объяснить, куда двигаться дальше. (Больше узнать о Smart Forum 2015, который будет проходить в Берлине 28, 29 и 30 апреля, можно на сайте Smart-Forum.eu.)

 

Где еще можно искать людей, готовых поделиться опытом ассимиляции?

Валентина Удинцева: В каждом европейском городе есть места, где встречается российская диаспора, – от православных приходов до клубов. Мы «на ощупь» находили такие места. Там обязательно с кем-то познакомишься.

 

И еще один важный момент. Многие, переезжая в Европу, смотрят на чужие бизнесы и думают, что это такие сладкие бизнесы, поэтому надо делать точно такие же. Это неправильно. Если вы ничего не понимаете в этом бизнесе, не нужно в него лезть. Чуждый вам бизнес никогда не принесет удовольствия и денег. Вдобавок этот подход сильно портит рынок, потому что начинают сбивать цены. Заниматься надо тем же, чем занимался до эмиграции: перенести общие принципы чужого успеха на свою историю и профессиональную тему, приложить усилия и сделать правильные шаги.

 

Источник: http://zillion.net/ru/blog/2862/chto-nuzhno-ponimat-dlia-pierieiezda-v-drughuiu-stranu-i-kak-viesti-biznies-v-ievropie-rasskazyvaiut-vadim-adonin-i-valientina-udintsieva-double-v